Причины американского ипотечного кризиса

К 2006 гг. пятая часть всех выданных в США ипотечных кредитов подпадала под понятие «субстандартный», то есть с высоким риском невозврата. Общий объем выданных ипотек составлял около 73% годового ВВП страны! Для удовлетворения спроса были созданы новые финансовые продукты - ссуды с отстроченным погашением кредита.

Содержание

  1. Ипотечный бум
  2. Теневая сторона
  3. Секьюритизация
  4. Кто за этим стоит

Американский ипотечный рынок середины прошлого десятилетия мало напоминал привычный, когда кредитная история потенциального заемщика тщательно проверяется, его финансовые перспективы скрупулезно оцениваются банками-кредиторами, а сама ипотека — удел тех, чье Солнце материального благополучия наметило уверенную траекторию к зениту. Напротив, рынок ипотеки тех лет больше напоминал времена освоения Америки: кто смел и успел, тот и выиграл. В данном случае - разбогател. Ипотеки выдавались буквально любому, выразившему такое желание, часто - без первоначального взноса, причем под нереальный, смехотворный процент. Неудивительно, что конец этой сказки оказался печальным.

Ипотечный бум

В марте 2000 года в США лопнул так называемый пузырь доткомов (кризис NASDAQ), повлекший за собой крах на фондовом рынке. Триллионы долларов ущерба и существенное падение деловой активности, массовое банкротство и отток иностранного капитала - иными словами, американская экономика начала нынешнего тысячелетия переживала очень серьезную рецессию. ФРС принял решение о понижении учетной ставки, и в 2004 г. она упала до смешного уровня - всего 1%. Деньги стали практически бесплатны, и уже не потенциальные заемщики искали кредиторов, а банки буквально гонялись за желающими взять ссуду!

Особенно сильно кредитный бум отразился на рынке ипотек, так как проданная недвижимость оставалась в залоге банков до погашения ссудной задолженности, а сами банкиры не сомневались, что даже при самом неблагоприятном исходе - банкротстве должника - смогут выгодно продать залоговую недвижимость. В конкурентной схватке за заемщиков банки пытались перещеголять друг друга в предоставлении наиболее выгодных условий кредитования: ссуды выдавались при отсутствии первоначальных взносов, до этого составляющих стандартные 20%, ставки по ипотекам стали нереально низки - ниже уровня инфляции, причем безупречная кредитная история получавшего ссуду больше не была обязательным условием! На рынке появилась масса новых кредитов с льготными условиями выплат в первые годы. По сути, сложилась по-настоящему абсурдная ситуация: финансовое положение заемщика было настолько ужасающе, что не позволяло ему платить арендную плату за съемное жилье, но зато он с легкостью мог стать домовладельцем!

Как следствие, такой повышенный спрос привел к увеличению цен на недвижимость (с 2000 по 2006 гг. они увеличились вдвое), и образовался своего рода замкнутый круг: ипотеки и сама недвижимость становились все более выгодным вложением, которое могли себе позволить все больше и больше людей, но, осуществляя его, они еще сильнее взвинчивали цены на рынке. Спекулятивные операции были не редкостью: жилье покупалось под ипотеку, а после небольшого ожидания, пока цены на недвижимость опять подрастут, перепродавалось дальше — как правило, такому же ипотечнику, пришедшему на рынок позже. Фактически же вся ситуация очень напоминала финансовую пирамиду: расчет делался исключительно на «вечный рост».

Теневая сторона

К 2006 гг. пятая часть всех выданных в США ипотечных кредитов подпадала под понятие «субстандартный», то есть с высоким риском невозврата. При этом общий объем средств выданных ипотек составлял около 73% текущего годового ВВП страны! Для удовлетворения спроса были созданы новые финансовые продукты, в частности, ссуды с отстроченным погашением тела кредита: в течение первых лет заемщик выплачивал только проценты, сумма же основной задолженности оставалась неизменной. Кроме того, появились ссуды с нефиксированной, плавающей ставкой, когда размер процентов указывался только на первые несколько лет, а затем кредитор имел право на самостоятельное увеличение процентной ставки. Не были исключением и кредиты с предоставлением заемщику права самостоятельно выбирать размер процентной ставки от месяца к месяцу в течение действия всего срока ипотеки: по желанию клиента эта ставка варьировалась, однако банки в накладе не оставались — если сумма выплат не перекрывала сумму нужных кредитору процентов, разница увеличивала размер основной задолженности.

Вообще же доля заемщиков по субстандартным ссудам к 2006 г. составляла больше 60%. Банки в огромных количествах не только выдавали ипотеки, но и эмитировали ипотечные ценные бумаги — производные финансовые продукты, цена на которые определялась уровнем выплат по ипотекам и ценами на жилье. Это позволило вовлечь в «пузырь» и иностранных инвесторов, активно вкладывающих средства в бурно развивающийся рынок. Новые кредитные инструменты вкупе со сложными и непрозрачными способами отражения секьюритизация на забалансовых счетах позволили банкам скрыть долю привлеченного капитала не только от контролирующих организаций, но и от инвесторов. Фактически же ссуды выдавались без должного уровня резервов, необходимого для покрытия возможного ущерба вследствие невозврата кредитов.

Секьюритизация

Объединение кредитных и других приносящих прибыль активов для создания обязательств в виде торговых ценных бумаг носит название секьюритизации. Однако в отличие от действовавшей в США на протяжении с начала 80-х схемы, когда основными продавцами были компании с государственным участием, уровень риска по ипотечным кредитам был низким, а сами продавцы предоставляли гарантии на случай невыполнения заемщиками обязательств по ипотекам, перекладывая на покупателей только процентный риск, во время ипотечного бума ситуация была иной: частные банки и фонды торговали ценными бумагами под ипотеки с высоким уровнем риска, не давая никаких гарантий. Фактически же покупатель таких бумаг нес и процентный, и кредитный риск. Сравнительная безопасность обеспечивалась за счет распределения этих рисков между большим количеством инвесторов и эмиссией обязательств, обеспеченных залоговым имуществом, а также ценных бумаг под жилищные закладные.

При этом активно создавались различные хедж- и инвестиционные фонды, выступавшие посредниками на рынке ипотек и новых финансовых продуктов. Сами банки были активными участниками спекуляций на этом рынке. Фактически же образовалась очень сложная и непрозрачная схема, практически не контролируемая органами надзора: огромное число участников, связанных взаимными обязательствами, новые кредитные продукты, бум самого рынка, непрозрачное отражение всех этих операций в банковской отчетности. При этом всевозможные рейтинговые агентства присваивали и высокорискованным ценным бумагам, и участникам операций с ними самые высокие рейтинги надежности! По сути же на рынке ходили несуществующие, присутствовавшие только в банковской отчетности средства: выдача ипотек, купля-продажа ипотечных ценных бумаг и закладных, попросту увеличивали сумму баланса банка или фонда, вовлеченного в эту схему. Вообще же к 2007 году стоимость выпущенных ипотечных ценных бумаг выросла практически в 3 раза, сама же доля секьюритизации составляла более 40% реального объема кредитной задолженности! Когда же инвесторы перестали приобретать ценные бумаги, выпущенные под субстандартные ипотеки, ипотечный кризис уже было не остановить. Примечательно, что новые финансовые инструменты, цель которых уменьшение и равномерное распределение рисков, в основном и способствовали их сокрытию.

Кто за этим стоит

Хотя задача любого центробанка - осуществление кредитно-денежной политики и финансовое регулирование, призванные оказывать поддержку экономике государства, а также надзор за деятельностью финансовых учреждений страны, предотвращение появления и развития различных финансовых пузырей фактически не входит в перечень задач ФРС. По сути же на Систему возложена функция способствовать минимизации ущерба, следующего за очередным дефолтом.

Хотя еще в 2004 году ФБР предупреждало о начавшейся «эпидемии» мошенничества на рынке ипотек и ипотечных ценных бумаг, а количество вызывающих подозрение финансовых сделок к 2005 году возросло в 20 раз, ФРС не предпринимала никаких мер. Напротив, ее политика в то время способствовала возникновению и росту ипотечного пузыря. Снижение ФРС учетной процентной ставки в начале нулевых, призванное якобы смягчить последствия кризиса доткомов и терактов 11 сентября, тоже вызывают ряд сомнений: в конце концов и кризис NASDAQ, и события 11 сентября, и сам ипотечный дефолт попросту могут являться частью общего плана по отъему денег у собственного населения и иностранных инвесторов и получением большей власти над правительством за счет появления и роста государственного долга. Сама же ФРС свою причастность всячески отрицает, утверждая, что хотя уменьшение процентной ставки и было не совсем верным решением, основной причиной кризиса явился «избыток сбережений» в мире, который и привел к крупным иностранным инвестициям в США, обеспечив сохранение низкого уровня ипотечных процентных ставок.